ВЕСЬ АЛЬМАНАХ по датам
ЧЛЕНЫ КЛУБА СКРОМНЫХ
ЧЛЕНЫ КЛУБА СКРОМНЫХ (дополненное)



Руслан Линьков, Санкт-Петербург
писать мне можно по адресу lightwhite@modestclub.ru

Полтора года отсутствовал во Франции.
Дела, знаете ли, все не отпускали, держали в Питере на привязи.
Теперь они переместились в Париж и вызвали меня к себя.
Лечу.





Окидываю взором из самолетного иллюминатора окрестности, радуюсь.

Всюду весна.

Облака с провалами до земли и домики на зеленых лугах.
Благолепие.
Обожаю любить пейзанские радости с высоты десять тысяч метров.
Они отсюда столь беззаботны и неземны.
Навозом не пахнет, аппараты машинной дойки включать не требуется, скручивать таблетки сена ненужно.








Ночью упаковывал вещи в дорогу. Решил сделать две сумки, чтобы сдать их в багаж. Складывал туда всячину разную и думал: ведь украдут же все, в «Пулково» и сопрут, паразиты-таможенники или пограничники с грузчиками (там ведь огромная конкуренция). Клал вещи и прощался с ними. Одну за другой… Разве что, не плакал. Я знаю, некоторые так решают проблемы с чисткой своих гардеробов от ненужных вещей. Соберут баул с тряпьем, техникой и чепуховиной, да сразу в аэропорт международный устремляются, чтобы дать другим попользоваться своей утварью домашней и носильными вещами. В общем, и я дребедени набросал в сумки и ранним утром (в 14 часов) поехал в терминал вылета из этой страны.

При входе мои поклажки внимательно изучают через рентгеновский аппарат милиционеры и охранники «Пулково». По глазам видно было, что каждый из них уже что-то себе заприметил в грузе моем (значит не зря ночью поработал). Ставлю на весы у стойки регистрации обе сумки и вижу, что ровно 20 килограммов ерунды получается. Т.е. на всех сотрудников авиакомпании целых вещей явно не хватит. Или будут пилить, резать и рвать на части, или проведут экстренное собрание и постановят не дербанить мой багаж вовсе, чтобы наказать меня за то, что так мало им привез. Недовольные дяди и тети с протокольными лицами пролезают в дверь возле щели, куда уползают обе кошелки со скарбом.

Злая пограничница, как в суровые сталинские годы потребует отчитаться о «цели поездки». Ну, вот какое ей дело? Мало ли куда и зачем я лечу! Вариантов ответов превеликое множество: родину продавать, знакомиться с самкой анаконды в зоопарке в Бурунди, курить трубку мира с вождями индейских племен или на заседание масонской ложи Пи-3, чтобы напрячь обстановочку еще в каком-нибудь регионе мира. А у нее – этой, по уставу стриженной под пилотку блондинки из погранвойск ФСБ, вариантов ответов в компьютере - два, а может, три и все. Она всех отправляет «на отдых» и «в деловой служебную командировку». И мой «просто так» она явно квалифицирует по первой категории. Теперь товарищ Патрушев знает, что я не делом занимаюсь, махнув в надроссийской турбулентности крыльями аэрбаса, а праздности предаюсь и черт знает чему еще.

Афигеть, тут за окном облака сложились в тоненькие полоски, как борозды на свежевспаханном поле, а под ними города с крохотными улочками и микроскопическими строениями.





И фиг с ним, с этим багажом, с этим собранием трудового коллектива Пулковской таможни и такелажной службы.
Что свозу в средневековой России упало, то пропало.
Если в Шарль Де Голе не обнаружу своих вещичек, значит советским власти они нужнее.








P.S. В Париже выяснилось, что российские погранслужащие меня таки наказали – ничего не украли и не взяли, заставили таскать эту тяжесть за собой и далее.

фото Руслана Линькова