Анастасия Карташева*

03/12: Столетняя любовь

15/12: Непрочитанная записка

26/12: Она даже видела его однажды...




Он всегда выходил вечером 31 декабря побродить по улицам любимого города, подышать свежим воздухом, это уже была хорошая традиция.



Было морозно и свежо, и несильный ветер будто выветривал все негативное, скопившееся за год, и было спокойно в душе, и мысли выстраивались в складную картинку, и думать было приятно о приближении той минуты, когда часы начнут бить двенадцать и когда люди начнут поздравлять друг друга с новым счастьем, цокать бокалами с шампанским, целоваться, обниматься, восторженно смотреть на бахающие за окном фейерверки и мечтать о лучшем, о светлом.

Часы показывали одиннадцать.

На столе стояли фрукты, сыр, шампанское, рыба, овощи, конфеты, салфетки с разными рисунками и несколько свечей причудливой формы.

Она нарочно выставила все и сразу, никакого порядка не хотелось, хотелось праздничного хаоса.
В новогоднюю ночь этого года она была дома, одна, и это сознательно устроенное торжество одного человека радовало несказанно.
Ей совсем не хотелось куда-то идти, она нарядила елку, включила гирлянду, телевизор и стала смотреть какой-то концерт в ожидании главной полночи года.

На часах было одиннадцать вечера, концерт ее совсем не интересовал и нужно было чем-то себя занять.
Она подошла к окну, выглянула.

Ей вдруг захотелось выйти из дома, простись по искрящемуся снегу и вдохнуть новогодний запах любимого города.
Времени было еще много.
Она быстро оделась, спустилась и вышла на улицу.

Большой проспект был освещен разноцветными огнями, светился неоновыми рекламами, редкие прохожие шли спешным шагом, из машин мелькали в основном такси, какая-то молодежь, среди которых был смешной худой Дед Мороз в сползающей бороде, толпилась на углу ее дома, они смеялись и приветственно махали всем прохожим.

Прошло около получаса, пора было возвращаться. Было приятно думать о том, что сейчас она вернется в свою квартиру, где тепло, пахнет апельсинами, сосной и праздником.

На встречу шел какой-то молодой человек. Поравнявшись с ней, он улыбнулся и произнес что-то вроде «С наступающим вас, девушка!».

Она промолчала, улыбнулась и кивнула в ответ. Пройдя несколько шагов вперед, она почему-то остановилась и обернулась. Мужчина стоял и смотрел ей в след. Встретившись с его взглядом, она смущенно заулыбалась и поспешила дальше.
Дальше они пошли вместе.

Это было странное знакомство и для него, и тем более для нее.

В ней было что-то такое, что заставило его вспомнить как знакомится с девушками на улице, в нем не было ничего, что могло бы ее испугать. Он просто спросил шутя, можно ли с нее проводить в качестве охранника, а она кивнула, снова улыбнулась и дальше они уже двинулись в сторону ее дома вместе, несмотря на то, что ему все-таки нужно было идти в обратном направлении.

Он пытался завести разговор, о чем-то спросил, но она вновь промолчала и он просто начал рассказывать что-то о знаменитом доме, который они проходили, о известном композиторе, который там жил, о погоде, о Новом годе и еще о чем-то..

Она так внимательно смотрела на него, как будто изучала его лицо и боялась пропустить даже малейшее мимическое выражение. Иногда она качала головой и улыбалась, его это как будто вдохновляло и он продолжал свой монолог обо всем и ни о чем.

Его очень забавлял тот факт, что она не произнесла ни слова за всю их прогулку, и при этом не создавалось впечатления, что он разговаривал сам с собой.

Это было похоже на детскую игру в молчанку.

Подойдя к своему дому, она остановилась, посмотрела внимательно ему в лицо, махнула рукой в сторону подъезда, развела руками, что означало, мол, вот я и дома, и улыбнувшись собралась уходить.

Ее уверенное движение в направлении дома заставило его сделать несколько быстрых шагов и взять ее за руку, сказав при этом:
- Девушка, я могу хотя бы узнать ваше имя и телефон, чтобы иметь возможность встретится с вами еще раз..

Она вытряхнула из его руки свои пальцы и на ее лице на долю секунды промелькнул испуг, даже какая-то паника.

Не поняв природу такой реакции, он отдернул руки и на его лице отобразилось искреннее отчаяние: «Почему она вдруг испугалась, почему ее веселый взгляд в миг сменился страхом? Может, она что-то увидела?», - подумал он и оглянулся, вокруг не было никого и ничего необычного, - «Значит она испугалась меня? Но почему, неужели я сделал или сказал что-то такое, что вызвало такую мгновенную перемену? Я совершенно точно не могу сделать ничего, что ее обидит, неужели она этого не видит? Или же это я совсем ничего не понимаю? Черт возьми, что происходит?!» Все эти мысли пронеслись безумным потоком в его голове и он тупо уставился на нее.

В это время она, остановившись, копалась в сумке в поисках чего-то.

Она искала, он смотрел на нее и ждал.

Из сумки появился блокнот и ручка.
Она открыла блокнот, не листая страниц, и на чистом листе что-то стала писать. Она написала быстро несколько слов и протянула ему, взглянув так жалостливо и расстроено, что у него внутри все оборвалось.

На странице было написано: «Я глухонемая, я не могу Вас слышать и не могу Вам ответить, простите».

Он прочитал один раз, прочитал второй, и пробежал глазами в третий раз, смысл доходил туго.

Она аккуратно вытянула из его рук блокнот, взглянула, вежливо кивнула головой, по-видимому, сказав «до свидания», развернулась и, небрежно запихивая блокнот в сумку, направилась к дому.

Сказать, что он потерял дар речи – не сказать ничего.

Состояние ступора и нахлынувшее количество вопросов совершенно лишили его способности что-то делать, но он понимал, что должен что-то сделать немедленно, иначе она просто уйдет, сейчас и навсегда. А этого нельзя было допустить ни в коем случае, он уже не мог без нее, в этот момент он уже был уверен, что она была в его жизни всегда.

Все мысли, вроде: «Я около получаса говорил, говорил, а она ведь ничего не слышала… Она улыбалась… Ей было смешно смотреть как я распинаюсь или я ей действительно понравился?» были оставлены на обдумывание позже.

Если бы он мог прочесть ее мысли в это время, он бы узнал, что так хорошо и так радостно ей было только потому, что это странное знакомство позволило ей на какое-то время почувствовать себя нормальным, таким как все, ничем не ограниченным человеком.

Это было счастье, ее такое редкое счастье.
Уже почти у самого дома он догнал ее и остановился, показав рукой жест, означавший просьбу остановится.

Когда-то давно, еще в детстве он жил с родителями в старом доме, где все соседи друг друга знали, помогали, вобщем, жили довольно дружно.

Родители его много работали, поэтому мальчика частенько оставляли под присмотром у соседки, молодой женщины.

Она была очень доброй, чуткой, веселой и… глухонемой.

Они подружились и очень скоро он овладел ее умением говорить руками.
Это было вовсе не сложно.
Они много «разговаривали», она помогала ему делать уроки, пересказывала какие-то взрослые книги. Это были хорошие воспоминания, а сейчас они к тому же оказались и очень нужными.

Он на секунду замер, сосредоточенно что-то вспоминая и вдруг стал пытаться сказать что-то ей «на ее языке».
И еще.
Он понял, почему она все время так участливо вглядывалась в его лицо, она читала по губам…

Откуда он знал язык рук и умел «так» говорить, она не поняла, но зато поняла, хотя он и коряво «разговаривал», что он хочет узнать ее имя и телефон. Вся эта ситуация была настолько необычной, что она вдруг совершенно растерялась и просто смотрела на него, забыв что нужно что-то отвечать.

Ситуация разрешилась сама. Он вдруг начал что-то искать по карманам и когда достал телефон, она поняла – ему звонили. Он ответил, попросив ее жестом подождать.
- Ты где? – кричал его друг в трубку, пытаясь перекричать громыхающую музыку, - через десять минут Новый год! Мы тебя ждем! Давай, поторопись.
- Я скоро буду, - ответил он и отключил связь.

Убеждать ее долго не пришлось и, к огромному удивлению для себя, она с легкостью приняла приглашение встретить Новый год вместе с его друзьями, которые уже праздновали в ресторанчике, расположенном неподалеку.

Они бежали, он взял ее за руку, они скользили и бежали. До наступления Нового года оставалось десять минут и совсем не хотелось опоздать.

Но они опоздали. Из распахнутых несмотря на зимний холод окон вдруг послышался телевизионный бой курантов и радостный вопли «с новым годом!!», где-то захлопали фейерверки, бахали салюты и хлопушки. Город встретил новый год.

Он резко остановился, глянул на часы и по-детски обиженно посмотрел на нее:
- Представляешь, только что наступил новый год…

Это было очень комично. У нее дома стояла бутылка шампанского и разные вкусности на столе, его ждали друзья в ресторане, а они стояли посреди улицы и, пытаясь отдышаться после бега, глотали морозный воздух.
Это действительно было смешно. Ни шампанского, ни праздничной обстановки вокруг. Это было нелепо и смешно. Они смотрели друг на друга и едва сдерживали смех.

Странная парочка остановилась и, взявшись за руки, разразилась смехом. Он смеялся громко, во весь голос, она беззвучно, но так эмоционально, что казалось будто вся улица смеялась с ними вместе эхом новогоднего настроения.

Позже они, конечно, пили шампанское и отмечали праздник как все, за праздничным столом, в кругу друзей, но то ощущение нелепой потери времени, которую они не заметили, прогуливаясь по улицам города, не покидало их и так приятно напоминало, что «подобающая встреча» Нового года под бой курантов каким-то волшебством была заменена им знакомством друг с другом.

Затем утром они пили кофе в каком-то кафе, не то уже работавшем первого числа, не то еще не закрывшемся с тридцать первого.

Музыка громко играла, но им это вовсе не мешало, точнее не мешало ему, рядом находился человек, которого он понимал без слов, по жестам. И глядя со стороны, видя с каким энтузиазмом они «разговаривали», яростно жестикулируют, спорят и смеются, непроизвольно возникала мысль, что от этой необыкновенной, яркой парочки было слишком много «шума». Эмоционального, положительного и энергично-светлого шума…

Они и сейчас ходят 31 декабря вечером гулять, и всегда бегут домой почти под бой курантов. И всегда смеются, несмотря на то, успевают они или нет к наступлению нового года…



Блог Анастасии Карташевой

14/11: О пробелах в темных приметах
07/11: Закон настолько сухой?
04/11: Cмех – кратчайшее расстояние между двумя людьми

*Анастасия Карташева – псевдоним.
Настоящее имя автора скрыто